Вторник, 21.11.2017, 05:22

ТРУДЫ
Вяч. Океанский
Выбор добра и зла не зависит от дня недели…

Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Центр кризисологических исследований
Логоцентрическая культура и её кризис
Категории каталога
Неувядаемый цвет [35]
Религиозно–философская лирика, 2006
Не вошедшие... [2]
Стихи разных лет
 
 
 Тексты
 
Начало » Тексты » Стихи » Не вошедшие...

ФАУСТОВСКИЕ СНЫ О РОССИИ

Равнинная «русская идея» всемирности, от которой европейцы много ожидали задолго до своих «закатных» Рильке, Шпенглера и Хайдеггера, уже в начале Нового времени обозначилась у классиков европейской культурфилософии: Лейбниц, Гердер и Шеллинг говорили о колоссальных возможностях грядущего «славянского возрождения», о некоей «русской звезде», что поднимается с Востока от Европы… А потому и по сей день учёные пишут о специфически европейском, и даже исключительно «германском», «комплексе» наших «славянофилов». 
 
«Русский, - отмечал православный европеец А.С. Хомяков, - смотрит на все народы, замежёванные в бесконечные границы Северного царства, как на братьев своих… Лихой казак Кавказа берёт жену из аула чеченского, крестьянин женится на татарке или мордовке, и Россия называет своею славою и радостию правнука негра Ганнибала, тогда как свободолюбивые проповедники равенства в Америке отказали бы ему в праве гражданства и даже брака на белолицей дочери прачки немецкой или английского мясника». И если грезящий о «дорогих камнях» Европы и «европейском человечестве» Ф.М. Достоевский писал в этой связи о «православном социализме» и «всемирной отзывчивости» русской души, то сам Хомяков в экспансионистском духе Фауста грезил о наступательном «превращении всей планеты в православный мир, но этот процесс предполагался длительным, связанным с гигантскими военными катаклизмами»… Подобные идеи развивал в середине ХIХ столетия и Ф.И. Тютчев, представляя себе грядущие границы «Царства Русского» такими, какими они никогда реально не были:  «От Нила – до Невы, от Эльбы – до Китая, от Волги – по Ефрат, от Ганга – до Дуная».    
                
Парадоксальным образом история явила апокалипсис русского мира практически одновременно с реализацией диагноза о «закате Европы».  «Пустым и ложным метеором» промчалась «русская звезда» (это тоже ведь Тютчев!); «прожили много – сотворили духом мало и стоим у какого-то страшного предела», - писал о России в конце ХIХ века К.Н. Леонтьев… Но «Леонтьева и Тютчева сумбурные ученики» в ХХ столетии в своих антиномиях пошли значительно дальше: «Хорошо, что нет Царя, хорошо, что нет России…» – «Я за войну, за интервенцию, я за Царя, хоть мертвеца…» Цитируемый Г. Иванов «вернулся отраженьем в потерянном мире» в конце ХХ века и стал для мыслящих ключом к трагическому пониманию последней «русской правды». О ней на пороге нового миллениума Ю.В. Малеев писал так: «...никакая религиозная завершённость, никакая вера, философия, миропонимание не могут до конца удовлетворить Россию, в русской душе всегда остается некая тайная тревога, некая ”неустроенность“, и, следовательно, всегда остается незаполненный метафизический простор».  Один из мамлеевских ”метафизических“ героев проникновенно отмечает, что «в этой бедной отрешенной природе, от одного вида которой пронзается душа, в этих домиках и в храме вдалеке, в этой стране таится намек на то, что никогда полностью не понять и что выходит за пределы мира сего...». Ещё более оглушительно прояснял эту ситуацию В.В. Бибихин: «...не верьте мёртвой тишине брошенной деревни, бессилию, грязи: именно на этом онемелом, омертвелом просторе готовится новый неостановимый размах… Европа и мир захвачены будут, может быть не та Европа что к Западу и не тот мир что на Земле». «Мы поэтому не ошибёмся, - писал он в другом месте, - если скажем: Россию устроит только мир. Россию устроит только мир, и мы взвешены между страшным и обещающим смыслами этой правды. Россию не устроит ничто меньше мира. Только в мире может кончиться наше никого не устраивающее, меньше всего нас самих устраивающее нестроение. Дело поэтому для нас вовсе не в ”модернизации“ и не в подражании благополучным странам. Похоже на то, что мы скорее готовы увидеть правду в конце мира, чем в обеспеченном благосостоянии устроившегося для своего удобства человечества».
 
Плакатный лозунг В.В. Жириновского «Хорошо русским – хорошо всем!», несомненно, как-то ментально связан со всем этим смысловым рядом и, можно думать, по-своему выражает своеобразную социальную метафизику отечественного либерализма. К близким смыслам с другого фланга приближается ещё не опробованный оппозиционный опыт «социализма ХХI века» как новая восходящая историческая сила «Справедливой России» с лидером в лице В.М. Миронова. П.Я. Чаадаев ещё в пушкинские времена отмечал, что «социализм победит не потому, что он прав, а потому, что не правы его противники». Позднее, лет через сто, Н.А. Бердяев (более позитивно) и С.Н. Булгаков (скорее, отрицательно) весьма прочувствованно писали о сущности социализма, его правде и неправде… Отмечая «религиозную природу социализма», Булгаков пишет: «Социализм – это рационалистическое, переведённое с языка космологии и теологии на язык политической экономии переложение иудейского хилиазма». Более того, отмечая, что «философский идеалистический социализм мы видим у Платона», а также, что «с социализмом связана иудейская апокалиптика, основанная на книге пророка Даниила», Булгаков тем не менее настаивает на том, что «социализм есть религия человекобожия, антихристианская и антибожеская: сатана здесь принимает вид ангела света». С другой стороны, трудно не согласиться сегодня и с поздним Бердяевым, писавшим: «Можно себе представить необычайный рост экономической и политической мощи России и возникновение нового типа цивилизации американского типа, с преобладанием техники и с поглощённостью земными благами, которого не было в прошлом русского народа. Но воля наша должна быть направлена на создание иного будущего, в котором будет разрешена справедливо социальная проблема, но и обнаружит себя религиозное призвание русского народа и русский народ останется верен своей духовной правде».
 
Вся сложность состоит сегодня в оформлении – своеобразном «декоре» – этой правды… «Зачисление немцев и русских в число представителей восточного мировоззрения, - справедливо отмечал Р. Генон, - было бы частной нелепостью, если бы оно не свидетельствовало о полном невежестве относительно того, что является подлинным Востоком». С другой стороны, известное российское «отталкивание от Запада» – феномен не только хорошо известного принципиально-конфессионального характера, но и тайная ноуменальная тенденция, скрывающая в своей потаённости ряд причин оккультно-эзотерического плана: таким образом, и дальнее русское будущее может моделироваться в тайных клубах самой Европы! Глубина проникновения этого «конспирологического» фактора в культурную и геополитическую толщу многовековой отечественной истории может быть впечатляюще-удручающей и уж явно не полезной для слабонервных, грезящих о «светлом завтра». К.Н. Леонтьев, как известно, был большим пессимистом относительно шансов русского мира и ещё в конце ХIХ века писал о том, что Россия «произведёт из своих недр Антихриста»; на это же указывали и метафизические аналитики русской истории в конце ХХ века, к примеру, самый яркий из них – А.Г. Дугин – писал об этом так: «И в тёмной политической мистике Смутного времени (сопряженной с чередой Самозванцев), и в бутафорских, но грандиозных инсценировках Апокалипсиса зловещим императором Петром I, и в гротеске пародийного русского Просвещения времен Екатерины, и, наконец, в тревожной и психоделической русской литературе – Гоголь, Достоевский, Чехов, Сологуб, и в построенной на парадоксах философии – Хомяков, Соловьев, Розанов, Бердяев и т. д., зрели ростки ”красного космизма“, цветы Русского Зла, посеянные щедрой ”виртуальной инициацией“ Русского Православия, но давшие цветы не вверх, к солнцу русской святости, к духовному Солнцу Сергия Радонежского, Нила Сорского и Серафима Саровского, но вниз, к ”Черному Солнцу“ Полуночи, к Демону Сорат, чье число равно 666, к лицу Бездны».  
 
Конечно же, древлеправославная традиция благовествует и о «воскресении мертвых» и грядущем «небесном Иерусалиме», но необходимо понимать, что эта глубочайшая символика направлена в метаисторическую и метафизическую реальность, однако утрата веры и живого предания, шире – символического миропонимания древности, привела к духовно недопустимой натурализации этих высоких истин… Современная Европа – продукт долгого и мучительного распада западного христианства. Эта управляемая деструктивность ныне охватила весь мир. Похоже, что нам самим сегодня уже просто не хватает сил, чтобы начать мыслить и жить самостоятельно. Вовлечённость русского мира в европейскую историю, скорее всего, фатальна и, безусловно, пагубна. 
 

В.П. Океанский, Ж.Л. Океанская



Добавлено: 20.07.2008
Просмотров: 612

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
 
Хостинг от uCoz
 
 
Поиск по каталогу
Статистика